Заслуженную победу в номинации «Знак качества» престижной премии «Status Media 2013» одержала ферма «Дашенька», известная по бренду сырого молока «За вредность». Итоги голосования показали, кому псковичи оказывают доверие и чье отношение к потребителю, по их мнению, соответствует современным стандартам сервиса.

 

 

Награду руководителю предприятия на торжественной церемонии вручил уполномоченный по защите прав предпринимателей в Псковской области Петр Слепченко. Представители номинанта-победителя поблагодарили всех проголосовавших, а также своих сотрудников, благодаря которым работает ферма: «Производить качественный продукт, а тем более молоко, очень сложно!».

 

Напомним, молочная ферма «Дашенька» торжественно открылась в Печорском районе в прошлом году. Коровы из США, новейшее оборудование, смелая заявка на победу, уникальный для региона продукт. После подведения итогов «Статус Медиа 2013», корреспондент Центра деловой информации, ведущего интернет-портала задал несколько вопросов Андрею Трифанову, руководителю предприятия-победителя.

- Почему для инвестиций вы выбрали именно молочное производство? Перспективна ли эта отрасль в стране в целом и в Псковской области в частности?

- Для Псковской области, я считаю, это направление – просто Клондайк. Во всех смыслах – экономическом, социальном, политическом. Жаль, вопросы престижа и популизма все время толкают нас куда-то в сторону нанотехнологий. Находясь стратегически выгодно, между двух мегаполисов, испытывающих острый дефицит в молоке-сырье, просто глупо не стать молочными Эмиратами. Мы не Европа, где ткни в любую точку на карте – там тебе и дороги, и инфраструктура, и престиж – можно смело перевозить 1 000 программистов, они разницы в уровне жизни не заметят. Реальность другая – земля вокруг наших мегаполисов слишком дорога, чтобы долго оставаться под сенокосами. Еду должны делать Псковы и Вологды, на этом можно и нужно учиться зарабатывать, и именно это направление может кардинально поменять демографическую ситуацию региона. Сейчас в Псковскую область можно уверенно доехать за 4 часа на машине из Петербурга. Это хорошо, но это не хай-вэй, дорога уже сейчас летом задыхается. Она выдержит замену фур с прибалтийскими и белорусскими молочными продуктами на псковские, но не сможет удовлетворить запросы современных высокотехнологичных производств. Или кто-то верит, что в России появятся дороги?

- Сельское хозяйство сегодня сложно назвать беспроблемной сферой бизнеса. Что у современного агрария, как говорится, особенно накипело?

- Да то же самое, что у современного российского промышленника или торговца – полное пренебрежение власти интересами предпринимателей. Этот полицейский взгляд на вещи очень хорошо впитывается населением страны и мелким чиновничеством: на народном жаргоне – барыг надо трясти и доить. Реализация инициативы по созданию или развитию бизнеса в России, в отличие от всего цивилизованного мира, – это опасная игра не только на деньги, но и на жизнь или свободу. В сельском хозяйстве просто своя специфика тех же самых проблем. Не надо потом удивляться, что предпринимателей, двигателей современной экономики, в стране и в сельском хозяйстве все меньше с каждым годом. Гораздо легче, безответственней и прибыльней работать на государство или окологосударственную структуру. В общем, BAC IN USSR.

- Существуют ли какие-то положительные моменты и точки роста у отрасли? Помогает ли аграриям государство?

- Безусловно помогает. Например, мой бизнес не мог бы родиться без помощи таких структур как Росагролизинг и Россельхозбанк. Это действительно так. Но и пару раз обанкротиться он мог тоже благодаря работе этих структур. Надо честно сказать: стать фермером, как это ни парадоксально звучит, мне помогли все три факультета в университетах, на которых я учился, и психологический, и экономический, и юридический, 6-летний опыт работы на госслужбе и 15-летний арбитражным управляющим – без всего этого багажа не быть мне псковским фермером. Искренне и другим желаю при использовании государственной поддержки терять только нервные клетки, а не накопленные состояния или свободу. Что касается точек роста и перспектив в молочной отрасли – при таком уровне и форме государственной поддержки на первый план выходят деньги частных корпораций. То, что строится, строится на немецкие, французские, американские деньги или с их помощью. Соответственно, и хозяин российского молочного рынка все четче прорисовывается в лице иностранной компании. Раз стиль государства в области управления деревней и молочной отраслью в частности не меняется, значит, его данная тенденция устраивает. Меня на заре инвестиционного процесса одно московское издание прозвало «городским сумасшедшим». Хорошая иллюстрация для описания процесса вложения денег в сельское хозяйство. И похожее отношение к процессу у подавляющего большинства российских владельцев капитала. С другой стороны, при нынешней цене на сырое молоко, при сложившемся долгосрочном дефиците этого продукта в РФ, т.е. гарантированном спросе, я не вижу более перспективной отрасли для инвестирования. Кто бы денег дал!

- Наши фермеры предпочитают покупать американских и канадских коров. Почему? Чем не угодили наши «Буренки»?

- Это просто – наши племзаводы не производят телок на продажу в необходимом объеме. По цене наши и зарубежные равны, по качеству это одинаково средние показатели, потому что никто не будет продавать лучшее, это он оставит себе. Т.е. не вопрос купить наших – нет предложения.

- А оборудование для фермеров? Тоже лучше покупать за границей? Неужели и тут наши производители не способны конкурировать с Европой и Америкой?

- Ответ короткий – не способны. Почему не вызывает вопроса отличие жигулей от мерседеса. Здесь то же самое.

- Фермы, мега-фермеры и небольшие крестьянские хозяйства. Как вы считаете, это конкуренты, в борьбе которых выживут только сильнейшие, или для каждого найдется место на рынке?

- Сегодня молочный рынок – это рынок дефицита качественного отечественного продукта. Продукт начинается с качественного сырого молока, а его нет. В молоке, которое сдается на переработку, фермерское – доли процента. Основная масса – старые не модернизированные колхозы, которые по определению не могут произвести молоко высшего сорта. Мегафермы оборудованы по последнему слову техники, потенциально они могут дать хорошее молоко, но его доля в рынке также не велика. На весь этот объем есть спрос, есть дефицит, как я уже говорил, и цена высшего сорта от первого отличается поэтому всего на 10%. Экономический смысл производить хорошее молоко изо дня в день отсутствует. По словам одного из закупщиков молока: «Первый сорт – тоже молоко». Надо понимать, что это «тоже молоко» в любой европейской стране ни один завод в переработку бы не принял. Поэтому сегодня на рынке место есть для всех, кто производит молоко или его подобие. Изменение ситуации возможно за счет 2-х факторов, я считаю их примерно равнозначными:

Первый - отношение государства к фактически несортовому молоку. Но если его просто запретить, отечественного молока не будет, его и сейчас мало. Значит, следует стимулировать появление объектов, способных обеспечить наши молокозаводы качественным сырьем. Боюсь, эта задача фермерам не по плечу. Хотя эта тема очень политизирована, ну как отказать себе  в удовольствии сто раз в год повторить про поддержку малых форм хозяйствования на селе. Это тот случай, когда вопреки поговорке, от многократного повторения как раз таки наступает ощущение реального дела. Ну пусть это тешит политиков, но участники рынка-то прекрасно понимают, кто реально производит нужный объем. Почему-то в птицеводстве или свиноводстве подобного вопроса вообще не возникает. Идея обеспечить страну яйцами за счет поддержки фермеров – даже звучит странно. Чем молочное животноводство-то провинилось? Итак, необходимый объем качественного молока может дать только новая модернизированная ферма, эффект масштаба позволяет снизить стоимость этой модернизации. Вывод – стимулировать надо строительство именно мега, а для души, для избирательных компаний, для «народа» оставить сказку про фермерство, если это нужно. Таким образом решится вопрос дефицита, а затем и повышения качества молока.

Второй фактор - отношение потребителей к процессу выбора продукта. Если я сырое молоко просто довезу до псковской "Ленты" из Печорского района, где расположена ферма, и вылью его в аквариум, фонтан, не важно, т.е. не буду упаковывать совсем, то я все равно должен к 23 рублям себестоимости прибавить свою прибыль, которая не ниже 25%, стоимость доставки, 20% розничную накрутку, стоимость утилизации непроданных остатков, минимум рекламных расходов. Посчитайте, напиться из фонтана можно будет, отдав мне 40 рублей за литр, не меньше.  Но если молоко в упаковке – это надо включить еще несколько этапов, имеющих свою цену. Я не пытаюсь считать чужие деньги, просто нужно научиться думать, стоя перед полкой магазина. И отдавать себе трезвый отчет, быть честным с самим собой. Я хочу купить вот это, с надписью «молоко», за 30 рублей. Ради Бога, это ваше право, если вам не по карману даже пол литра молока «За вредность» по цене 45 рублей. У каждого человека разные обстоятельства, разный семейный бюджет. Но тогда, на мой взгляд, это с надписью вообще лучше не покупать. Делая свой выбор, вы голосуете рублем за того или иного производителя, за тот или иной уровень качества, за личное отношение молочника к вам. Кем вы хотите быть - желудком, который самое важное сегодня заполнить чем-то белым, или человеком, имеющим право хотя бы изредка, но пить честный и полезный продукт.

Избиратель, в конечном итоге, заказывает и определяет уровень безнаказанности или уважения к себе как к потребителю. Закажите качество, проголосуйте рублем, и государство вынуждено будет поднимать планку требований к молоку, а значит, и решать вопрос со стимулированием его производства на новых фермах. Именно эти 2 фактора – государство и потребитель в своем отношении к качеству конечного продукта могут кардинально изменить ситуацию в столь заполитизированном вопросе как мега или не мега.

- Что вы можете рассказать о рынке молочной продукции в нашем регионе в частности? Есть ли из чего выбрать? Все ли полезно или даже безопасно?

- Мне все равно, в какой магазин я пришел – мне везде нужен выбор. Я уже вышел из того возраста, когда есть ощущение, что будешь жить вечно. Я стараюсь не тянуть в рот всякую гадость, как маленький. К сожалению, и в Пскове, и в Петербурге в последнее время таким как я эстетам, в кавычках, все сложнее быстро найти что-то съедобное. По мне так это элементарное неуважение сетевой розницы к своим покупателям. Но и российский менталитет, конечно, сбросить со счетов сложно. Традиционное пренебрежительное отношение к собственному здоровью, к процессу еды, ее приготовления, дегустации и т.д. – дает стимул к процветанию фальсификации и второго сорта. Мы ленимся делать выбор, готовить, нам жалко уделять время на еду. Вот жизнь коровы, например, продолжается так мало, что на ней как на лакмусовой бумажке отражается любой нюанс в изменении рациона или режима кормления. По ней очень хорошо видно, что значит для млекопитающего правильное питание. Если бы вы знали, сколько специалистов одновременно следят за ее диетой на современной ферме! Но у нас-то с вами у каждого по сто лет в кармане. Поэтому безопасность очень сложно оценить текущим днем или неделей. Если вы будете пить стерильное молоко,  вы, безусловно, не отравитесь. Но желудок недополучит микроорганизмы, занятые в сложнейшем процессе пищеварения. Диабет или гастрит к 50 годам – это следствие небезопасного продукта, кто-то может это доказать? Нет, это просто пренебрежение элементарной логикой и безразличие в формировании ежедневного здорового рациона.

Понятно, что сырому молоку вы можете только доверять, по другому никак, это самый узкий, спорный, интимный вопрос взаимодействия производителя с покупателем. Что вас убедит в его безопасности – технология и производственный контроль на моей ферме, или то, что бабушка на рынке побожилась – вам решать. Для любого молока есть стандартный тест без всяких приборов. Итак, вы купили молоко.

Этап № 1 В течение примерно 6 часов вы должны четко распознать на поверхности молока сливки. Этот слой обычно составляет около 10% от общей высоты сосуда.

Этап №2 Не ранее, чем через сутки молоко при комнатной температуре 19-21 градус Цельсия должно скиснуть, а сливки превратиться в сметану. Скисло много раньше – молоко не было безопасно чистым, позже можно еще часа 24 не беспокоится. Скисшее от сгнившего, надеюсь, отличить будет возможно. Вы вернулись из Египта, а оно все еще не скисло – это не молоко.

Этап №3 Нагрейте кислое молоко до 70-80 градусов и дождитесь, пока оно створожится. Творог должен составить примерно пятую-шестую часть молока, остальное сыворотка. Если меньше – молоко было «пустое», т.е. некачественное, разведенное.

Все, тест на правильность молока закончился. Я вас уверяю, процентов 90 образцов сойдут с дистанции еще на стадии отстаивания сливок. Пробуйте, не ленитесь, останетесь в выигрыше, сколько бы настоящее молоко ни стоило. Это займет 3 дня, не больше, зато вы перестанете выбрасывать собственные деньги на ветер.

Псков - это город, пусть и небольшой. Основная масса жителей на 100% оторвана от деревни и зачастую не в первом поколении. Отсюда масса типовых, я бы их назвал, «старых интеллигентских» городских заблуждений. Например: «покупая продукт в дешевой упаковке я не переплачиваю за дорогую, а внутри все равно продукт одинаковый» - это иллюзия, созданная маркетологами, разница в  стоимости упаковки не может составить в конечной цене более, чем 2-3%, или другой пример: «импортное, значит, хорошее, пусть и дорогое» - иллюзия, маркетологи просто используют вашу любовь к заграничному. Свежее, отборное, настоящее, местное, белорусское, фермерское,  - не верьте, вашим доверием манипулируют. Вы даже мне не верьте, верьте собственным глазам и ощущениям, когда пробуете проверить молоко на соответствие его своему названию. Проверяйте! Пробуйте! Хватит тратить деньги на пустышки, не пренебрегайте своим здоровьем и здоровьем тех, кто в вашей семье доверяет вам делать выбор.